Святые праведные Иоанн Кронштадский и Алексий Московский

Москва и Санкт-Петербург — два центра, две столицы России, которые за всю историю своего существования всегда были друг от друга обособленными и политически, и культурно, что можно видеть в многочисленных проявлениях быта местных жителей (даже в языке), но, вместе с этим, также в исторической перспективе Москва и Питер нераздельно связаны между собою, и в том парадокс, примером которого стали одни из самых почитаемых русских святых, которые были величайшими проповедниками, заступниками и утешителями русского народа в годы огромного духовного кризиса и упадка Веры перед революцией и во времена страшных гонений и притеснений Церкви Русской в советские годы, святые, которых каждый приходящий в храм должен благодарить за сохранение Веры Христовой на Всей Русской Земле — святые праведные Иоанн Кронштадский и Алексий Московский, память которых Святая Церковь совершала 14 июня и 22 июня. 

Протоиерей Иоанн Кронштадский

Иоанн Кронштадский был на 30 лет старше Алексея Мечева, он родился 1829 году в бедной семье в селе Суре Архангельской губернии. Думая, что мальчик недолго проживет, его крестили сразу после рождения с именем Иоанн, в честь празднуемого в этот день преподобного Иоанна Рыльского. Но ребенок стал крепнуть и расти. Детство его протекало в крайней бедности и лишениях, но заботливые родители заложили в него твердый фундамент веры. Мальчик был тихим, сосредоточенным, любил природу и богослужения. Впоследствии он окончил училище, семинарию, Санкт-Петербургскую Духовную Академию, а выпускником был рукоположен в иереи и назначен священником Андреевского собора в городе Кронштадте. 

С первого же дня после своего рукоположения отец Иоанн всецело отдал себя на служение Господу и людям и стал ежедневно служить Божественную Литургию. Он молился, учил людей правильно жить и помогал нуждающимся. Его усердие было поразительно. Поначалу, да и потом, люди нередко осуждали его, смеялись над ним, считая его не вполне нормальным.

На Литургии отец Иоанн молился горячо, требовательно, дерзновенно. В просьбах помолиться он не отказывал никому. И Господь принимал его молитвы. Совершались чудеса: их бесчисленное множество — записанных и незаписанных. К нему стали обращаться за помощью не только жители Кронштадта, но и Петербурга, а затем и со всей России и из-за границы. Письма и телеграммы сотнями приходили в Кронштадт. Отец Иоанн читал их и обычно сразу же горячо молился. Отец Иоанн не был блестящим проповедником, но, говоря просто, ясно, сердечно, от души, он покорял и воодушевлял слушателей. Эти проповеди печатались отдельными выпусками и распространялись в огромном количестве экземпляров по всей России. Было издано и собрание сочинений о. Иоанна, состоящее из нескольких больших томов.

Велико было милосердие отца Иоанна с первых же дней его пастырства. Он не гнушался людей, шел по первому зову к самым бедным и опустившимся людям. У них он молился, наставлял и помогал, а часто отдавал последнее, вызывая упреки со стороны близких. Случалось иногда, что, придя в бедную семью и видя нищету и болезни, он сам отправлялся в лавочку или за лекарством в аптеку.

Протоиерей Алексей Мечев

У Алексея Мечева же свое житие. Он родился в Москве в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора Алексея Ивановича Мечева. С рождения жизнь праведного связана с именем Cвятителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского. Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям. Учился Алексий Мечёв в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, после окончания которой мечтал поступить в университет и стать врачом. Но мать воспротивилась этому. Алексию было тяжело оставить свою мечту, но против воли горячо любимой матери он не пошёл. Впоследствии Алексий Мечёв понял, что обрёл своё истинное призвание, и был очень благодарен матери. По окончании семинарии Алексий Мечёв служил псаломщиком в Знаменской церкви, где с ним зачастую очень грубо обращались, но Алексий сносил всё безропотно, не жаловался и не просил о переводе в другой храм. 

В 1884 году, молодой Алексий женился и вскоре был рукоположен в дьякона, а позже — в священника в храм Святителя Николая в Клиниках, в котором прослужил всю свою жизнь. Через 18 лет после женитьбы, у отца Алексия умирает жена, он очень тяжело переживал потерю жены: он запирался у себя и долго молился, плакал перед Богом. Позже в письмах он признается, как, «прикипевший» душой к любимой супруге, страдал от одиночества, от своего вдовства. И именно в этот момент пути самых больших по значимости русских священников пересекаются. 

Однажды на пороге дома безутешного священника появился известный кронштадтский пастырь, о тяжелых переживаниях отца Алексия ему рассказали его знакомые:

 — Вы пришли разделить со мной мое горе? — спросил отец Алексий вошедшего кронштадтского священника. 

— Не горе твое я пришел разделить, а радость. Тебя посещает Господь. Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить. Ты радуешься на свои скорби и думаешь: нет на свете горя больше твоего… А ты будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твое несчастье незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет. 

После этого священники вместе совершили службу в одном из московских храмов.

И с этого времени начался особый путь отца Алексия, путь старчества. Особый — потому что с того момента он, и прежде заботившийся обо всех, забыл себя, чтобы жить для других.

Всех приходящих в маросейский храм, искавших помощи, погрязших в грехах, забывших о Боге, о. Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовию и состраданием. В душу их вселялась радость и мир Христов, появлялась надежда на милость Божию, на возможность обновления души. Проявляемая Батюшкой любовь вызывала у каждого ощущение, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. Батюшка был преисполнен любовию. Он не знал жестокого слова «карать», а знал милостивое слово «прощать». Он не налагал на своих чад бремени тяжёлого послушания, ни от кого не требовал особенных подвигов, подчёркивая в то же время необходимость хотя бы самого малого внешнего подвига, указывал, что надо взвесить свои силы и возможности и выполнять во что бы то ни стало то, на что решился. Проповеди Батюшки были просты, искренни, трогали сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни…

Святые Иоанн Кронштадский и Алексий Мечев принадлежат к тем святым, ряд которых именуется «праведные», то есть прославившие Бога подвигом своего жития, не уходя от народа в монастырь, а оставшиеся вместе со своей паствой, всякий спасая и утешая ее словами: «В какой грех не впал бы ты, кайся, и Господь готов принять тебя с распростертыми объятиями!» 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *